Главный редактор
Татьяна Борисова

Об издании

Первый номер газеты «Русское слово» вышел в феврале 2001 года. Тираж издания – 3000 экз. Периодичность – 1 раз в неделю. Это единственная в стране газета, освещающая многие грани жизни российских соотечественников в Молдове


Адрес редакции
Республика Молдова
г. Кишинев,
Московский проспект, 21
тел. +373 22 49-65-66
факс: +373 22 49-65-85


Подписка
Оформить подписку на «Русское слово» можно в любом отделении связи с любого следующего месяца. Наш подписной индекс: 21555


Авторам
Письма, рукописи, фотографии и рисунки не рецензируются и не возвращаются


Новый шрифт


ПРИНЦИПИАЛЬНО
«БЫЛО ГЛАДКО НА БУМАГЕ…»
Автор: Ольга Орлова

В апреле уходящего года в «Русском слове» было опубликовано открытое письмо учителей русского языка и литературы школ с русским языком обучения. В нём была выражена обеспокоенность разрушением гимназической линии учебников и поставлены под сомнение объективность и компетентность оценивания учебника «Русский язык и литература» для 9-го класса школ с русским языком обучения (авторы Ф. Горленко, Т. Сузанская, Т. Дубровина), организованного Министерством просвещения РМ. Со времени публикации прошло более полугода, однако сотрудники министерства, ответственные за организацию оценивания, к которым апеллировали учителя-словесники, никак не отреагировали на их открытое письмо.

 

За разъяснением сложившейся ситуации наш корреспондент обратилась к авторам учебников по русскому языку и литературе 5-9 классов Ф. ГОРЛЕНКО и Т. СУЗАНСКОЙ.

 

- Учителя у нас не так часто пишут открытые письма. На моей памяти это первое подобное обращение, в котором чётко выражена профессиональная позиция. Данное открытое письмо – это крик души? Протест? Попытка защитить себя, учеников, предмет?..

 

Т.С. - Вы правильно отметили, что это было первое в стране открытое письмо учителей, в котором они, не боясь «окрика» министерства, выступили как зрелое педагогическое сообщество, усомнившись в объективности оценивания учебника, по которому работают много лет. Не случайно письмо озаглавлено «Наш долг и обязанность». В этом проявилась не только профессиональная, но и гражданская позиция его авторов. Возможно, в определённом смысле это был «глас вопиющего в пустыне», но это все-таки «глас»! А «имеющий уши да услышит…»

 

- Поясните, в чём суть проведенного оценивания? Как оно было организовано? 

 

Ф.Г. - Вне всякого сомнения, оценивание учебников – процедура нужная и полезная. Каждые пять лет тот или иной учебник (как правило,  в этом процессе они следуют по годам: за учебником 5-го класса – учебник 6-го и т. д.) должен пройти эту процедуру. До 2015 года экспертизу учебников осуществляла только комиссия учителей-словесников, назначенная Министерством просвещения. В 2015-м при министерстве была создана Национальная комиссия  по организации оценивания учебников во главе с министром К. Фусу.  Как выяснилось впоследствии, в сентябре 2015 года и было проведено оценивание целого ряда книг, в том числе и учебника по русскому языку и литературе для 9 класса. Однако новые правила мониторинга, в соответствии с которыми учебник оценивался не только специалистами-учителями, но и учащимися, их родителями, якобы даже в режиме «онлайн», по нашему мнению, не способствовали открытости и объективности, о которых так заботилось министерство. Мы не против того, чтобы дети и родители участвовали в оценивании учебных материалов.Но когда их используют как ширму для прикрытия неблаговидных поступков, это не может не вызывать возмущения.

 

Т.С. - Дело в том, что, по утверждению учителей и административных работников некоторых школ республики, они ничего об этой процедуре не знали. Получается, что и организация оценивания, и места её проведения почему-то были строго засекречены! Если цель такого мониторинга – добиться максимальной объективности, учёта мнения учеников и родителей, то эта цель не была достигнута. А в феврале 2016 г., т.е. спустя полгода после оценивания, из случайной беседы с учителями, мы, авторы, вдруг узнали о том, что учебник 9-го класса, по которому успешно работали педагоги и школьники в течение многих лет, не был рекомендован к переизданию. Именно по результатам проведённого мониторинга! 

 

- Что вас смутило более всего?

 

Т.С. - Прежде всего удивило то, что мы, авторы, узнали об этом лишь спустя полгода после оценивания и не из официальных источников, а буквально случайно. Возник вопрос: что же от нас пытаются скрыть? Отсутствие официальной информации заставило обратиться к следующим министерским сайтам и документам:

 

www.edu.gov.md/ro/content/consilii

 

www.edu.gov.md/sites/default/ordinal_799_desfasurare_studiu_de_vivacitate_2016.pdf

 

www.edu.gov.md/sites/default/files/proces-verbal_nr_1-12.11.pdf

 

В ходе их изучения вспомнились слова великого классика: «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить!» 

 

Ф.Г. - Во-первых, комиссия предложила трём абсолютно разным группам (учителя, учащиеся, родители) восемь одинаковых критериев оценивания. Как вы думаете, может ли девятиклассник дать объективную оценку по таким, например, пунктам:

 

- «Научность учебника: научные основы, научные понятия и законы»

 

- «Соответствие учебника куррикулуму»

 

- «Роль учебника в организации учебного процесса» и т.п.?

 

И может ли родитель оценить структуру учебника, реализацию в нём межпредметных связей и т.д.? Совершенно ясно, что критерии такого иследования должны быть дифференцированы по трём группам. Скажем, родителям и школьникам логичнее было дать возможность высказаться по таким, например, вопросам:

 

- «Чётко и доступно ли изложен учебный материал?»

 

- «Вызывают ли учебные статьи, задания и упражнения  интерес?»

 

- «Хочется ли изучать родной язык и литературу по данному учебнику?»

 

Это было бы и доступно, и уместно, и, главное, профессионально.

 

Во-вторых, на сайте министерства мы увидели таблицу с результатами оценивания учебников по критериям (нужную строку в данной таблице на странице «РС» мы выделили пунктиром.  - Прим. ред.). Оно осуществлялось по 5-балльной системе. Так вот, наш учебник по русскому языку и литературе ни по одному из критериев не достиг суммарного балла, необходимого для переиздания. Он стал единственным (!) из 17 пособий, не рекомендованным к переизданию. Такое странное «единодушие» учителей, учащихся и родителей удивляет и настораживает.

Получается, что около десяти лет гимназисты изучали родной язык и литературу по книге, которая ни по содержанию, ни по структуре, ни по методическому инструментарию не соответствовала образовательным требованиям?!

 

- Да, как говорится, вопрос по существу... Что же ещё удалось прояснить на сайте министерства?

 

Т.С. - Мы познакомились с содержанием Протокола № 1 заседания Национальной комиссии по оцениванию учебников, возглавляемой госпожой К. Фусу,  от 12 ноября 2015 года. С его помощью узнали, что некоторые члены комиссии проявили особый интерес к процедуре и технологии оценивания «онлайн». Например, господин И. Шишкану, который задался справедливым вопросом неразграничения критериев для учащихся, родителей и учителей.

 

Ф.Г.  - Нельзя было не обратить внимание и на мнение господина В. Гуцу, который, согласно Протоколу, уже в самом начале своей речи отметил, что учебник по русскому языку и литературе для 9-го класса не может быть рекомендован к переизданию, поскольку он должен быть разработан в свете национальной политики РМ. Кроме того, по мнению В.Гуцу, этот учебник должен быть проще, а  его авторы должны быть из Молдовы, а не из России. По поводу последнего замечания сразу хочу отметить его абсурдность, поскольку и Т. Сузанская, и я являемся гражданами и жителями Республики Молдова. Главный же наш вопрос звучит так:  какой смысл В. Гуцу вкладывает в выражение «учебник должен быть разработан в свете национальной политики»? Думаю, это и есть определяющий критерий, в соответствии с которым учебник не был рекомендован к переизданию!

 

- Хочу понять, есть ли у вас реальный доступ к результатам оценивания? Они же необходимы для того, чтобы учесть их в дальнейшей работе. 

Ф.Г. - С марта по сентябрь нынешнего года мы ведем интенсивную переписку с Министерством просвещения по вопросу предоставления нам подробной информации на сей счет. Шесть(!) писем с просьбой об этом было отправлено на имя министра К. Фусу. Ответы мы получили практически одинаковые. По сути, они представляли собой отписки, отсылающие нас к министерскому сайту. Вот, например, одно из наших писем:

 

Многоуважаемая госпожа министр!

Многоуважаемый председатель Национальной комиссии

по оцениванию учебников!

 

Мы, авторы гимназической линии учебников по русскому языку и литературе с 5-го по 9-й класс школ  с русским языком обучения, пятый раз обращаемся к Вам с просьбой предоставить для профессионального ознакомления детальные результаты оценивания учебника «Русский язык и литература» для 9-го класса. Нас интересуют не общие положения и не общая процедура оценивания, к которым нас дважды отсылали работники Министерства. Условия проведения оценивания и его результаты в цифрах были нам известны до первого обращения к Вам. Интерес для нас представляют конкретные замечания учителей, учащихся и родителей. Например, если критерий «Соответствие предметному куррикулуму» оценен в 3,08  балла, мы хотели бы знать, какие именно из концептуальных положений куррикулума не реализованы в учебнике. Ведь мы являемся и авторами  Куррикулума для гимназии и Методического гида.

 

Нам ежегодно предоставляли развернутые результаты оценивания. В этом году мы впервые их не получили.Почему мы, авторы, не имеем права ознакомиться с конкретными результатами оценивания учебника (с замечаниями, пожеланиями)? Закономерно возникает вопрос: если это объективное и транспарентное профессиональное оценивание, то почему его детальные результаты скрывают от авторов?

 

В очередной раз просим предоставить нам развернутые результаты оценивания учебника, чтобы мы могли познакомиться с ними и учесть их в нашей последующей научно-методической работе. Для ознакомления с ними мы готовы приехать в Министерство в любое назначенное Вами время.

6  июня  2016 г.

Федор Горленко,

Татьяна Сузанская.

 

 

- И  что последовало после этого «крика души»?

 

Т.С. - В последнем ответе Министерства просвещения от 13.06.2016 г. нас известили, что в соответствии с методологией организации оценивания издательства и авторы не обеспечиваются подобной информацией. Тогда мы попросили предоставить нам возможность ознакомиться с правилами, в которых чётко обозначено, что авторы не имеют юридического права на получение данной информации.  Но и на эту просьбу мы не получили внятного и конкретного ответа!

Ф.Г. - Выводы напрашиваются следующие: либо работникам министерства, ответственным за оценивание учебников, нечего нам предоставить, либо в данном ведомстве, как в королевстве кривых зеркал, всё наоборот: вместо открытости – завеса тайны, вместо правды – кривда.

 

- «И что же за всем этим будет?»

 

Т.С. - «А будет январь», - как сказал поэт.

 

Ф.Г. - В наступающем 2017 году мы рассчитываем не на письма-просьбы, не на  ответы-отписки, а на открытый разговор  в открытом формате. Почему не провести солидный круглый стол с участием педагогической общественности, учителей, работников министерства? Тем более что давно назрела проблема качества учебно-методического обеспечения преподавания русского языка и литературы.

Пока же не отпускает мысль, что данная процедура оценивания учебников оказалась наиболее удобной для того, чтобы под видом открытости и демократичности разрушить проверенную временем линию учебников по русскому языку и литературе для школ с русским языком обучения.