Главный редактор
Татьяна Борисова

Об издании

Первый номер газеты «Русское слово» вышел в феврале 2001 года. Тираж издания – 3000 экз. Периодичность – 1 раз в неделю. Это единственная в стране газета, освещающая многие грани жизни российских соотечественников в Молдове


Адрес редакции
Республика Молдова
г. Кишинев,
Московский проспект, 21
тел. +373 22 49-65-66
факс: +373 22 49-65-85


Подписка
Оформить подписку на «Русское слово» можно в любом отделении связи с любого следующего месяца. Наш подписной индекс: 21555


Авторам
Письма, рукописи, фотографии и рисунки не рецензируются и не возвращаются


Новый шрифт


ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
Есть ли предел беззаконию?
Автор: Полина Богуцкая

Напомним, что этот закон чуть более месяца назад был принят парламентом сразу в двух чтениях, что на страницах «РС» прокомментировал эксперт по конституционному праву Сергей Мишин (№ 44 от 22 декабря 2017 г.). Президент РМ Игорь Додон дважды отказался промульгировать одиозный закон, в связи с чем, по решению Конституционного суда, это право получил спикер парламента (премьер-министр), и он им воспользовался. На исполнение закона предусмотрен один месяц. Так что уже в феврале на российских телеканалах мы сможет смотреть лишь сериалы и какие-нибудь развлекательные передачи. О том, что значит для населения Молдовы, особенно русскоязычного, вступление в силу этого закона, мы попросили высказать свое мнение руководителя Информационно-аналитического правозащитного центра при Координационном совете российских соотечественников РМ Михаила Сидорова.

 

– Что тут можно сказать? Все, что было можно, мы уже говорили неоднократно начиная с 2015 года, когда вся эта заваруха с запретом российских телеканалов только началась. Ну а в 2016-м, когда на рассмотрение парламента были представлены три законопроекта по поправкам в Кодекс, позже объединенные в один, шли ожесточенные дебаты. Парламент даже провел специальную конференцию, на которую были приглашены зарубежные эксперты – естественно, «нужные», из стана русофобов. Однако другие европейские эксперты высказались категорически против закрытия российских каналов. В частности, позиция ОБСЕ заключалась в том, что запрет на их ретрансляцию является «грубым и одновременно непропорциональным инструментом против пропаганды». А ЕС спрогнозировал, что предлагаемые властями Молдовы нововведения приведут к значительному сокращению объема аудиовизуального рынка Молдовы.

 

Еще категоричнее было мнение специалистов из Международной организации Freedom House, которые призвали молдавские власти пересмотреть поправки в Кодекс о телевидении и радио, предполагающие ограничение ретрансляции российских телеканалов и высокую долю местного контента на госязыке. В заявлении вице-президента Freedom House по срочным программам поддержки Роберта Хермана было сказано: «Мы призываем парламент Молдовы пересмотреть эти законопроекты критическим взглядом, ведь Молдова в рамках Соглашения об ассоциации с ЕС стремится гармонизировать свое законодательство с ценностями и принципами ЕС, которые в том числе включают соблюдение прав человека и основных свобод».

 

В итоге вопрос о российских телеканалах спустили на тормозах, пообещав тем не менее вернуться к нему. Ну вот – вернулись. И вряд ли случайно именно после того, как В. Плахотнюк побывал в США, пообщался там с парой конгрессменов, весьма озабоченных вопросами безопасности Республики Молдова (разве есть у них более серьезные проблемы, касающиеся собственного государства?). Они выразили свою поддержку усилиям Молдовы «по борьбе с российской агрессией», по европейской интеграции. В общем, есть заказчик – есть исполнители.

 

– И что дальше?

 

– А дальше следует процедура, закрепленная в законе: обращение в Конституционный суд. В Заявлении правления Русской общины РМ, сделанном после принятия парламентом Закона о внесении изменений в Кодекс о телевидении и радио, мы перечислили все допущенные в нем нарушения – как национального законодательства, включая Конституцию РМ, так и международных правовых актов. Не хочу повторяться – это заявление было опубликовано в «Русском слове» (№ 43 от 15 декабря 2017 г.). Скажу лишь о том, что я всю жизнь свято верил в торжество правосудия, и вижу, без преувеличения, весь трагизм ситуации в том, что мы заранее знаем, каким будет решение Конституционного суда.

 

– Как думаете, будет теперь какая-то реакция со стороны той же ОБСЕ? Ведь их мнение грубо проигнорировано!

 

– На фоне событий, которые происходят сейчас в Европе и мире: миграция, угрозы терактов и сами теракты, многое другое – наши события могут быть просто не замечены. Или намеренно не замечены, если иметь в виду политику Запада, и не только США, в отношении России. Нам самим надо продолжать сопротивляться, неустанно взывать к европейским и мировым правозащитным организациям, требуя их реакции на происходящее в Молдове беззаконие.

 

– А наши власти не боятся своими решениями и незаконными законами существенно ослабить свои позиции перед предстоящими выборами?

 

– Трудно сказать. Громкого общественного резонанса на произошедшее мы ведь не наблюдаем – население поглощено более существенными проблемами: как выжить, как пропитаться, как оплачивать коммунальные услуги, как и где заработать деньги... А телевидение – оно не самое важное в жизни людей, тем более когда есть спутниковые антенны, интернет.

 

– Тем не менее значительная часть нашего общества, особенно люди пожилые, привычно черпают информацию именно из телевизора. И хотя есть проблемы, как Вы говорите, более существенные, но и утеря возможности смотреть любимые каналы, передачи  может стать последней каплей. И поток покидающих Молдову увеличится.

 

– Согласен. И совсем уж комично выглядит то, что параллельно с «борьбой с российской пропагандой» выходит разработанный правительством план по реализации Стратегии межэтнических отношений в Молдове на 2017–2027 годы. Он, конечно, абсолютно пустой, формальный, ни к чему никого не обязывающий, как и сама Стратегия. Но о каком плане можно вообще говорить, когда выходит закон, увеличивающий раскол общества, наносящий вред межэтническим отношениям в республике?!

 

– Наступит ли предел всему этому безумию, беззаконию?

 

– Беззаконие не победить, если ему не сопротивляться. Значит, будем бороться за торжество закона.